gaurven: (письмо)
Милая Жюли!
Пишу тебе снова, хотя вовсе не уверена в том, что это сумбурное письмо доберётся до наших краёв. Почта, как и многие привычные нам мелочи, здесь совершенно необычна и непривычна, вернувшаяся только что Розмари утверждает, что предыдущее моё письмо она отправила почтовой совой. Благо, что Роз предупредила меня об этом: если на моё письмо последует ответ, и доставлять его ко мне будет та же сова - с меня сталось бы в неё выстрелить из пистолета с перепугу.
Развернуть листок. )
gaurven: (Default)
Вернувшись в гостиную, Жаклин почти без сил упала в кресло. Ни хлопоты Роз по очередному переодеванию злополучной хозяйки, ни бубнёж доктора Дугласа, занимавшегося повторной обработкой укусов её особо не трогали. Она кивала, соглашалась, покорно меняла положение и продолжала думать о чём-то своём. Казалось, что вот-вот к ней придёт какая-то мысль, невероятная и необходимая одновременно. В конце-концов, её оставили в покое. Розмари, поставив перед мадам чашку горячего шоколада, удалилась в соседнюю комнату, перепроверив перед этим, заперты ли окна, и хорошо ли слышно открывающуюся дверь.
Отпив глоток, Жак бездумно уставилась на рукав шёлкового халата, из которого торчал край бинта. Внезапно в её памяти всплыло несколько картин сразу, и она, едва не рывком отставив чашку, от чего на полированном столике образовалась коричневая лужица, схватилась за голову. Этот вкус!.. и улыбающиеся лица в кают-компании... здоровенный чёрный кот под ногами, смешной стюард с подносом... и Jery, волнение которого выдают слегка порозовевшие щёки, глядящий чуть искоса на неё через стол... а потом взгляд тех же глаз, но уже немного растерянный и серьёзный... и нелепая отговорка про морскую воду на рукаве...
Она ахнула. Дуэль! Боже мой!
Развернуть листок. )
gaurven: (mermaide)
Муза: Жаклин де Брюи
Фандом: неоконченный роман
Вопрос №65: Ваш самый безрассудный поступок?

Мгновение перед камином..
Шальная жизнь, дурная смерть -
Пропахнуть ладаном и тмином,
И скрыться в пепла круговерть...

Read more... )
gaurven: (soledad)
Ужинала она рано, и рано легла. Нога, натёртая на прогулке и натруженная в сегодняшнем торговом марафоне, безбожно ныла. Де Брюи почувствовала, как она устала на самом деле. Прошлая бессонная ночь, да ещё шампанское вперемешку с кофе... пожалуй, Жак переборщила и с тем, и с другим.
Или она стареет?.. Жуткая мысль.
Мало того, что глаза слипались, а голова болела - проклятый сон снова улизнул прочь. Поднявшись, мадам прошла по спальне, мимоходом кинув взгляд на тахту, заваленную разноцветными пакетами и коробками. Покупки прислали вовремя, а вот заказанную брошь пообещали доставить завтра.
Завтра так завтра...
Жаклин поняла, что уснуть просто так не сможет, и потёрла виски. Наверное, придётся воспользоваться советом мсье Майкла, и обеспечить себе крепкий сон как-нибудь иначе. Ни о каких прогулках она и думать не могла. На столике, где Розмари оставила волшебные коробочки с пилюлями доктора Дугласа, лежал ворох бумаги и перо. То самое, без чернильницы. Наливая себе стакан фруктовой воды из графина, Жак поднесла один лист к глазам... усмехнулась. Завтра надо сжечь это всё. Бессмысленное и бесполезное занятие, не облегчающее душу.
И зачем только она их записывает? Самовлюблённая дура...
Поморщившись - пилюля оказалась на редкость горькой - мадам вернулась в постель. Сон навалился почти сразу, как тяжёлое одеяло, и она уплыла, повторяя про себя несколько строк, приговорённые к сожжению утром...

У забвения тминный привкус,
соль и запах твоих небес.
У судьбы некрасивый прикус
и цепной тупорылый бес.

Лишь осталось лежать и бредить,
проклиная себя саму.
Ночь нежданная - тёплый бредень -
увлекает меня во тьму.

У забвения запах тмина,
а у смерти - миндальный яд.
Волны катятся - мимо, мимо...
в берег пенный, в Эдема сад.
gaurven: (письмо)
Весь мир покорно лёг в твою улыбку,
Горячий шёпот выгнал прочь все звуки.
Надёжнее щита укрыли руки,
И ты, судьба, качаешь страсти зыбку...

Крыла раскину, землю покидая,
Но два грузила - горечь и обида.
Так одолжи повязку мне, Фемида,
Стыдом минувшим не надоедая.

А если ты лишь сон перед рассветом,
Безумие от солнечного яда,
Бурлящее в крови до очищенья,

То до утра не признавайся в этом.
Молчание твоё - моя награда,
Душе, не заслужившей возвращенья.
gaurven: (письмо)
Прочтя письмо, Жак некоторое время сидела за столом без движения, глядя куда-то перед собой, и явно не видя окружающей обстановки.
Чёрт бы побрал этого Блисса.
Чёрт бы побрал Альранте.
Черти бы побрали их обоих, по очереди и вместе...
Она судорожно вздохнула. Скольких неурядиц можно было избежать. Сколько... Жак вскочила из-за стола, так что конверт слетел на пол, туда же покатилась книга, несколько безделушек и шкатулка. Подумав, мадам добавила к беспорядку ещё и отправленный в угол сразмаху стул.
Мужчины!
Всегда и везде они решают, как и что должно быть, будь они прокляты! Неужели не было иного выхода?! Неужели нельзя было избежать того.. что случилось?
Развернуть листок. )
gaurven: (письмо)
Отпустив, наконец, Джереми, (как же трудно оказалось это сделать на самом деле), мадам взбежала наверх и некоторое время смотрела штурману вслед, прячась за занавесью. Рука по привычке искала на груди цепочку... поняв, что совершает эти движения неосознанно, Жак опустила руку. Она вспомнила свой жест, свой нечаянный подарок - старая, почти уже всеми забытая традиция el toro, уходящих на арену. Неожиданно в памяти всплыла и другая картинка: залитый солнцем двор, россыпь песка, где-то на фоне рёв толпы и тревожное мычание, рядом стоит мать. Перед ней - высокий мужчина в трахе де лусес, и глаза слепит от серебряной вышивки. Жаклин дёргала мать за рукав, ей хотелось скорее занять почётное место на трибуне, откуда всё так хорошо видно. Но та, ещё более бледная, чем стоящий напротив де торос, вдруг протягивает ладонь, и маленький кинжал чертит алую полосу... То, что в тот день бык убил матадора, Жаклин не помнила. Не помнила и того, как мать, безмолвная, с посеревшим лицом, провожает уносящих несчастного... и натыкается на спокойный взгляд отца.
Именно в тот день Жак первый раз сбежала из дома.
Развернуть листок. )
gaurven: (Default)
Спешу любить, и пью губами губы,
Глазами жаля жадными и злыми.
Так мокрые телята, мамки вымя
Ища, бывают голодны и грубы.

Судьбы бодаю ссохшееся брюхо,
В который раз сосцы её терзая.
И под костлявым боком замерзая,
Роняю стон безрадостно и глухо.

О, дай мне влаги той, что раны лечит,
Рубцы смывая пенящейся кровью
И согревает зябнущие плечи!

Дай радости, зовущейся любовью!
Хотя бы на один холодный вечер
Пришли её сиделкой к изголовью.
gaurven: (amore)
...часть неровных строк на листке бумаги...


С равнин зелёных мира и покоя,

Где жизнь нетороплива и степенна,

Зов крови, наслаждение и пена

Влекут меня ареной городскою.

 

Судьба простым движеньем узкой длани

На стол бросает карту с перегибом.

И бык с рогато-царственным изгибом,

Срывая плоть, рождается из лани.

 

Извечная борьба теней и света,

и ветер с моря, свежий и солёный,

Полощет в окнах пурпурные стяги.

 

Твой голос, как незримая мулета,

Ведёт и дразнит. Чёрный бык влюблённый -

Не лоб, но сердце я подставлю шпаге...

gaurven: (письмо)
Приветствуем Вас на борту "Арабеллы"!



Самый легендарный, самый красивый корабль на всем Карибском море - история его столь же славна, сколь романтична и прекрасна. Золотые порты и грандиозная носовая фигура ослепительно сияют в лучах яркого тропического солнца, громада белых парусов над алым корпусом напоминает облака... И если врагам этот прекрасный корабль внушает священный ужас, то Вы-то наверняка знаете, что на его борту Вы - в полной безопасности. Вечно стремясь к недосягаемому горизонту, этот благородный фрегат привезет Вас к берегам истинной Любви.


Пройти тест


...нет-нет-нет, тут точно какая-то ошибка, и эти бумаги не мои. Я никуда не плыву на.. (сверяется с листком).."Арабелле". Так вот оно, название корабля, на котором меня так гостеприимно приютили?
gaurven: (письмо)
Милая Жюли!

Обстоятельства задерживают меня здесь дольше, чем я предполагала. Не тревожься, ничего страшного не произошло, видимо, погода влияет на скорость плывущих кораблей. Да и мне, признаться, здесь не так уж скучно, как полагалось. Когда я вернусь, расскажу обо всём подробно. Сейчас пока скажу только, что меня посещают загадочные сны и чудные видения, от которых иногда не хочется просыпаться, так как по пробуждению нахожу одно и то ж вокруг себя. Случайно познакомилась с одним человеком, представь себе, он настоящий пират, но галантен, как немногие из наших кавалеров. Я знаю, ты уже навострила свои хорошенькие ушки, Жужу, но пока можешь оставить охотничью стойку, монсеньор Питер Блад разговаривал со мной всего лишь два раза, и полагаю, что я до смерти ему надоела своей болтовнёй. Нет-нет, Жюли, мне кажется, он хороший и добрый человек, но пожалуй, к нему не лежит моё сердце именно как к мужчине, хотя за те два раза, которые мы с ним говорили, он успел заставить меня проникнуться живой симпатией. Не буду говорить о прочем, хотя - да-да, моя дорогая, моя маленькая Жюли, твои ушки не зря встрепенулись, - моё сердце бьётся чаще обычного, я плохо сплю, и много думаю о разных вещах. Прости меня, дорогая моя подруга, что оставляю тебя в неведении, но я сама блуждаю в потёмках и толком не знаю, чего хочет моё непостоянное сердце. Хотя иногда мне кажется, что я всего лишь заставляю себя обманываться и насильно пытаюсь погасить то пламя, которое разгорается всё жарче и жарче. Я стала чаще плакать и больше молиться, но эти снадобья лишь на время охлаждают томящуюся душу.

Вчера с мсье графом у нас вышла размолвка. Не знаю, обычная ли, ты была свидетельницей многих наших ссор, но в этот раз мне хоть и больно, но как-то иначе. Будь это двумя днями ранее, кто знает, случилась бы она вообще, а теперь я немного потеряна. Мне приходят на ум многие вещи, прошедшие и пережитые, и я со страшным равнодушием перебираю их, как холодные драгоценные камни, готовая запереть шкатулку навсегда. Ах, какое страшное слово, оно напоминает мне о смерти! Прости, что расстраиваю тебя, милая моя подруга. Не буду больше.

Лошади здесь не блещут происхождением, но довольно чутки и легко обучаемы. Была свидетельницей тому, как в чаще отловили нескольких лошадей, они встречаются дикими стадами, и через несколько дней они спокойно ходили в упряжке, как будто родились в чьём-нибудь хозяйстве, а не на воле. Сегодня снова ездила на прогулку, и ты знаешь, Жужу, тот самый жеребчик пегой масти очень быстро понял, что от него требуется, будто мы потратили на это не пару часов, а целый месяц в манеже мадам Эстер. Но я могу говорить о своих любимцах бесконечно, и мне не хватит ни бумаги, ни чернил.

Непременно напишу тебе ещё, дорогая моя, как только смогу. Прости меня за плохой почерк, я пишу теперь по ночам, ибо сплю плохо, а свечи даже в достатке всегда плохо влияли на мою руку.

Скучаю по тебе и нашим милым вечерам.
Скоро приеду.

Жаклин.

PS: знаю, что Бенедетто достанет расспросами твою прислугу, так что можешь сама ему передать, что со мной всё в порядке, и распоряжения оставляю прежними.

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
91011121314 15
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 04:44 am
Powered by Dreamwidth Studios