gaurven: (moon)

Жак-Лин не успела задать темноволосому юноше все вопросы, какие собиралась (этому мешали крутые повороты, в частности), как они уже приехали. Поперечная палка, мигавшая красным и загораживавшая въезд в большие стальные ворота, поднялась - их повозка проскользнула внутрь, и ворота захлопнулись. Потом открылась вторая пара ворот. Со всеми этими манипуляциями Жак и охнуть не успела, как ей уже открывали дверцу. О-ой... Выйдя, она покачнулась - земля почему-то уходила из-под ног. Молодой кучер этой повозки очень вовремя подхватил даму под локоть и повёл к крыльцу. Неоновая реклама била в глаза, и в наступившей темноте это было слишком уж ярко. Бессонная Тона Уи встречала припозднившихся посетителей в просторном холле. Её миндалевидные глаза чуть-чуть мерцали.

- Добрый вечер, мадам, - голос девушки с невиданной грацией будто плыл над головой Жак, обволакивая и заключая её в восхитительный кокон полного покоя. - Прошу вас, сюда... -

 

Развернуть листок. )

 

gaurven: (moon)

Жак-Лин не давала Альранте ускользнуть. На прогулки, в ки-но, по магазинам – всюду они ходили вместе. Наверное, будь её воля, мадам переселилась бы к графу совсем, но так как коттедж он занимал не один, таковая перспектива была вовсе не радужной. Не то чтобы это смущало герцогиню, но было явно неудобно для самого графа. Попытки уговорить Альранте съехать ни к чему не привели, он цеплялся за этот грешный “Райский уголок”, как гусеница за своё яблоко. Жак-Лин искренне надеялась, что за несколько дней общения он всё-таки вобьёт в свою непутёвую голову, что с мадам всё в полном порядке. В свою очередь, она бдительно следила за всем, что он ел и пил, и довела прислугу до белого каления, суя нос в каждую упаковку и бутылку, даже если речь шла о безобидном лимонаде. Альранте был вежлив, мил, предупредителен, но упорно соблюдал дистанцию, хотя по сверкающему время от времени взгляду было понятно, что он с удовольствием отмёл бы к чёртовой бабушке выстроенную им же самим стену. Однако, по каким-то своим соображениям, держался. День за днём мадам исподволь подтачивала его бастионы, рассчитывая, что всё-таки природа возьмёт верх, и монсеньор граф плюнет на свои соображения. Она напоминала себе бульдога или пиявку: те редко выпускали из пасти то, во что вцепились. Граф как-то в шутку назвал её “любимым репьём”, ну так отцепляться от него она не собиралась вовсе. Должна же его бедовая голова когда-нибудь встать на место!

В этот вечер они прогуливались по саду, направляясь к конюшне. Приобретённый мадам склисс благополучно прижился в конюшне гостиницы, правда, был довольно прожорлив. Прикармливая нового любимца сухариками, яблоками и прочими лакомствами (склисс всё ел примерно с одинаковым равнодушием, но охотно), Жак-Лин не теряла надежды когда нибудь на нём прокатиться. Вот и сегодня она настояла, чтобы зверя вывели попастись. Травы здесь предостаточно, и всё равно её стригут какой-то ужасной шумелкой, а животному требуется моцион. Герцогиня чесала склиссу лоб под пушистой чёлкой, пока Альранте распространялся на тему излишнего пристрастия к экзотике.

gaurven: (moon)

Моргая от неожиданного яркого света, Жак-Лин прикрыла глаза ладонью и осмотрелась. Заросли кончились, даже изгородь парка куда-то исчезла, сойдя на нет, и кругом горели фонари. Почти совсем стемнело. Стараясь не выпустить из рук добытые билеты, мадам подёргала графа за рукав.

- Как мы быстро.. Надо же, уже темнеет. Загулялись, а, мон шер? – она шутливо дёрнула рукав ещё разок. – Тем не менее, всё было чудесно. – воспоминание о приобретённой крылатой корове неожиданно придало ей энтузиазма. – Если обед удался, может быть, продолжим? Как насчёт ужина? Кажется, времяпрепровождение на свежем воздухе превратило мой аппетит в волчий -

Как она ни старалась увести его подальше от гостиницы, вернулись они всё равно туда же, и вернулись очень уж быстро, учитывая пройденное расстояние. Впрочем, ту тропинку стоило запомнить. С какой-то стороны это даже удобно. Жак-Лин вздохнула. Нет, на следующее ки-но она обязательно возьмёт Альранте с собой. Хотя бы потому, что он так смешно болтает о вампирах.

gaurven: (Default)
Импровизированная прогулка была не так уж и плоха, если бы новые туфли не были несколько непривычны. Посему идти приходилось чуть медленнее обычного, это и радовало Жак-Лин, и несколько беспокоило. Здания и дворы то шли более-менее одинаковыми группами, то разительно отличались друг от друга: рядом с белоснежным особняком можно было наткнуться на нечто ярко-лилового цвета с мерцающими окнами, и абсолютно исключающих устойчивость форм, однакож сие строение не только стояло (по ощущениям мадам - опрокинувшись крышею вниз), но и медленно вращалось. Повозки пролетали чуть медленнее, но всё равно скорость их ошеломляла. А прохожие... Вон попрыгал кто-то на одной ноге, дорогу перед самым носом у безлошадной кареты пересекло "белое ведро с ножками", дальше два таких же "ведра", но уже с руками и глазами бодро что-то обсуждали и жестикулировали. Когда из-за поворота вышло нечто двухметрового роста, страшно лохматое, и направилось в сторону мадам и графа, Жак-Лин не выдержала. Постаравшись, чтобы интонации вышли как нельзя более естественными, она возопила: "Ах, какие птички!" и втащила Альранте в первую попавшуюся лавку.
Лавка и впрямь оказалась небольшим... зверинцем? Не успели умолкнуть отзвуки дверного колокольчика, а герцогиня уже тащила своего спутника дальше внутрь. Птички, мышки, крысы всех размеров и расцветок, была даже нежно-розовая, свинки, кролики, ползучие гады... В полутьме боковой комнаты загадочно светились стеклянные сосуды с рыбами.
Жак-Лин тут же позабыла про большого и косматого снаружи. Глаза её загорелись.
gaurven: (moon)
Вскарабкавшись на свою верхотуру (здесь жить было бы впору белкам), Жак-Лин принялась шерстить вверенное ей помещение. Мда. Конечно, времени просмотреть абсолютно всё ей так и не хватило, но основные выводы сделать оказалось возможным. Да, там действительно жила женщина. Привычки которой были очень схожи с её собственными: даже флакон ароматного мыла стоял в купальне на том же месте, куда поставила бы его она сама... впрочем, это могло быть совпадением. Но одинокий чулок, заброшенный за кресло, подвёрнутые кое-где края салфеток (горничные то ли были нерадивы, то ли просто не отследили всех сотворённых постоялицами фунтиков)... Одежда, которую удалось найти, оказалась Жак-Лин впору. Не просто впору - сидела на ней, как влитая, будто шита и заказана точь-в-точь на неё. Правда, некоторые из вещей, совершенно новые и в свёртках, обнаруженные там и сям, были несколько странных фасонов, очень непривычных и необычных. Кое-что она вовсе не поняла, как надевается и в каких случаях носится. Перерыв весь номер, мадам отправилась в ванну, чтобы ополоснуться после скачки и подумать. Ну хоть чуть-чуть подумать. Нанося на свою нежную кожу пену с абрикосовым запахом, Жак-Лин даже не мурлыкала. Хмурила брови, от чего на лбу появлялись две милые складочки. Итак... итак у Альранте заскок, а здесь явно помещалась дама. Уж не хотели ли его окрутить, подсунув двойника? Или хуже того - довести аккурат до того самого, до чего он благополучно дошёл на сей момент?.. Но где, чёрт побери, взяли настолько похожую? Уж кто-кто, а месье Анвилл знает её вдоль и поперёк. Опоили? Одурманили?  Стукнули по башке? Нет, последнее вряд ли имело место, хотя бы потому, что приносит графу отвратительное состояние здоровья, но увы - не состояние рассудка. Значит...  Судя по тому, что вздрагивает от каждого шороха и шарахается от неё, как демон от кропила?.. О, Боже мой, но что же делать? Приклеиться к нему, как репей? Допросить прислугу? А если она куплена и в каждом стакане - зелье?
Жак-Лин яростно помотала головой, от чего пена полетела в разные стороны. Нет, надо было действовать. Но для этого хотелось бы чуть-чуть ясности. Ну хоть немножко. Может быть, если продержать графа вдали от отеля, несколько часов... нет, наверное, нескольких часов не хватит, ездили же они сегодня гулять, и явственных просветлений не наблюдалось. Требуется убрать его отсюда надолго. Уговорить переехать? Тайком? Ох..
Когда она вышла из купальни, мысли прыгали в голове сумасшедшими белками. Так как ничего приличного из подобающей ей одежды не набралось (полторы юбки, лиф совершенно не того цвета, и ни одних чулок) - пришлось вызывать Аннет в качестве помощницы и консультанта. В итоге... Жак-Лин смотрела на себя в зеркало. Нет, узнавала... но было несколько... непривычно.
Вздохнув, она велела доложить месье Анвиллу, что готова.

gaurven: (moon)


Учитывая вчерашнюю передрягу, вполне резонным было бы предположить, что Жак-Лин снились кошмары... но нет. Напротив, она проснулась в прекрасном расположении духа. Ноги приятно ныли после конной прогулки, откуда-то соблазнительно пахло кофе, и женщина с удовольствием повалялась бы в кровати ещё, однако визит незнакомца, назвавшегося доктором Дугласом, заставил её подняться с постели. Отыскав с помощью Аннет подходящий костюм (девушка утверждала, что это вещи, оставленные недавно самой Жак-Лин... правда, пожалуй, она и в самом деле выбрала себе такой покрой и портного, но привередничать в данной ситуации было бы делом неблагодарным), мадам приготовилась к визиту загадочного доктора. Тот оказался чрезвычайно назойлив и всё твердил о каких-то ранениях, намереваясь лично её осмотреть, но Жак-Лин, весело щебеча, затащила его на завтрак. Некоторые его вопросы ставили женщину в тупик, правда, ненадолго -  привычная к подобным разговорам, она быстро выкручивалась. Судя по выражению лица мсье Дугласа, он уходил озадаченный. Не придавая этому особого значения, Жак-Лин прикончила последнее пирожное, вздохнула и позвонила. Колокольчик с кнопкой вместо привычной верёвочки её удивил, равно как и многочисленные краники в умывальне. Правда, настроение у неё было такое чудесное, что всех этих странностей проще было не замечать. Узнав, что при гостинице существует и конюшня, мадам загорелась желанием осмотреть лошадей, и её туда проводили. Правда, не без косых взглядов со стороны прислуги... Жак-Лин про себя заметила, что не мешало бы сделать замечание старшему управителю, раз уж сие место считается приличным. На какое-то время её совершенно поглотили лошади, пусть даже и не слишком породистые и резвые, да и платье не располагало к верховой езде... со вздохом оставляя четвероногих любимцев, Жак-Лин принялась блуждать по саду. Энергичная от природы, она терпеть не могла сидения в беседках, на скамеечках и прочего времяпрепровождения, годившегося разве что для престарелых клуш. Обнаружив за одним из домиков неплохой розарий, мадам с азартом начала составлять букет. Подбирая крупные, благоухающие цветки, она не раз укололась, и, поморщившись, подняла голову. После чего ей захотелось присвистнуть. Ага... На изящной лавочке, пристроив ногу на одной из резных завитушек, с удобством расположился не кто иной, как Альранте... негодник и прохвост. После их бурной размолвки и периодических попыток примирения, когда то один, то другой устраивали романтического склада засады - в Мадридском поместье и пригороде Парижа - мысль о том, что граф оказался здесь по чистой случайности, тут же улетучилась у Жак-Лин из головы. Ну конечно! Интересно, жив ли Родриго или его походя проткнули?.. впрочем, этот лихой наездник за последние две недели начал ей порядком надоедать своими серенадами, сколько можно петь почти одно и то же, пусть даже неплохим голосом? А судя по тому, как судорожно Альранте царапает что-то в блокноте, имеет место ещё одна попытка помириться. Мадам вздохнула. Правда, вздох вышел довольный. Видя, что её присутствие не обнаружено, она выбрала из собранного самую крупную и тяжёлую розу, прицелилась...
gaurven: (moon)


Ветер, гуляющий по Кастильской равнине, развевал гривы лошадей, ерошил шерсть на собачьих спинах и захлёстывал лицо всадницы прядями густых волос. Смеясь, она мотала головой, сама напоминая строптивую лошадку, и снова бросала вызов этому сыну Эола. Копыта скакуна то и дело вместо пучков травы подминали комья сухого грунта, но крапчатый ни разу не оступился, не споткнулся о камень, коих кругом валялось превеликое множество, и благополучно миновал все норы полевых зверьков. Осадив своего коня на верхушке одного из невысоких холмов, женщина повернула голову и осмотрелась. Кавалькада всадников тянулась позади ровной строчкой, совсем отстали лишь двое, и она беззаботно помахала рукой, не забыв охлопать крапчатую шею.
- Ты умница, Джеронимо, мы с тобой обставили всех! -
Развернуть листок. )

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
91011121314 15
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 04:44 am
Powered by Dreamwidth Studios