gaurven: (moon)

Жак-Лин не давала Альранте ускользнуть. На прогулки, в ки-но, по магазинам – всюду они ходили вместе. Наверное, будь её воля, мадам переселилась бы к графу совсем, но так как коттедж он занимал не один, таковая перспектива была вовсе не радужной. Не то чтобы это смущало герцогиню, но было явно неудобно для самого графа. Попытки уговорить Альранте съехать ни к чему не привели, он цеплялся за этот грешный “Райский уголок”, как гусеница за своё яблоко. Жак-Лин искренне надеялась, что за несколько дней общения он всё-таки вобьёт в свою непутёвую голову, что с мадам всё в полном порядке. В свою очередь, она бдительно следила за всем, что он ел и пил, и довела прислугу до белого каления, суя нос в каждую упаковку и бутылку, даже если речь шла о безобидном лимонаде. Альранте был вежлив, мил, предупредителен, но упорно соблюдал дистанцию, хотя по сверкающему время от времени взгляду было понятно, что он с удовольствием отмёл бы к чёртовой бабушке выстроенную им же самим стену. Однако, по каким-то своим соображениям, держался. День за днём мадам исподволь подтачивала его бастионы, рассчитывая, что всё-таки природа возьмёт верх, и монсеньор граф плюнет на свои соображения. Она напоминала себе бульдога или пиявку: те редко выпускали из пасти то, во что вцепились. Граф как-то в шутку назвал её “любимым репьём”, ну так отцепляться от него она не собиралась вовсе. Должна же его бедовая голова когда-нибудь встать на место!

В этот вечер они прогуливались по саду, направляясь к конюшне. Приобретённый мадам склисс благополучно прижился в конюшне гостиницы, правда, был довольно прожорлив. Прикармливая нового любимца сухариками, яблоками и прочими лакомствами (склисс всё ел примерно с одинаковым равнодушием, но охотно), Жак-Лин не теряла надежды когда нибудь на нём прокатиться. Вот и сегодня она настояла, чтобы зверя вывели попастись. Травы здесь предостаточно, и всё равно её стригут какой-то ужасной шумелкой, а животному требуется моцион. Герцогиня чесала склиссу лоб под пушистой чёлкой, пока Альранте распространялся на тему излишнего пристрастия к экзотике.

gaurven: (Default)
Процесс отпутывания платья от декоративной завитушки на ножке стола занял некоторое время. Кажется, обслуживавшая их официантка что-то вежливо щебетала вслед, с надеждой во взоре протягивая кусочки глянцевой бумаги, обильно украшенные сердечками. Пребывая в состоянии лучезарном и отвлечённом, Жак машинально взяла предлагаемое, и рассмотреть удосужилась только на улице. Затейливая надпись с завитушками гласила, что предъявив эти бумажки загадочному менеджеру, они с Джереми могли получить по специальной цене набор конфет для влюблённых, шоколад с афродизиаками, и попасть на одно из вечерних шоу в заведение "Мулен Руж". Последнюю картинку венчала длинноногая и белозубая женщина в коротеньком костюме, сплошь расшитом перьями. На голове у неё красовался венец, тоже богато оперённый.
Интересно, что это такое? Нет, перья в Париже тоже в ходу, и множество, но чтобы наряжаться птицей... костюмированный бал? Театр?
- Джереми... - она подёргала его за рукав, протягивая глянцевый буклетик. - Может, как-нибудь заглянем туда? Мне так любопытно... -
Если верить написанному на бумажке, то подобные праздненства проходили в "Красной Мельнице" через день. Точнее, через вечер.
Водитель белой длинной колымаги, увидев свою клиентку, подогнал автомобиль поближе, вышел и распахнул дверцу. Увеличение количества пассажиров его нисколько не обеспокоило. Впрочем, посадить в это длинное нечто можно было если не всю команду "Арабеллы", то добрую часть офицерского состава точно. Уже у самой машины их догнала всё та же официантка, сжимавшая в руках пакетик, перевязанный бантиком. Оказалось, что это очередной бонус - дон Эскрибано пользовался какой-то хитрой системой оплаты, обладатели которой имели право на разнообразные мелкие подарки при расчётах в определённых заведениях. Такие детали были Жаклин неинтересны, и она сунула пакетик выскочившей из машины Розмари, сопроводив вручение лаконичным: "Брысь!". Та покорно уселась впереди рядом с водителем. Слегка помедлив - ей всё-таки не очень хотелось ехать в дымящей повозке, но что-то в состоянии Жак не располагало к пешей прогулке - мадам юркнула в дверцу, постаравшись сделать это максимально приличным образом. Усевшись на мягком кожаном сиденье, она вздохнула. Водитель не терял времени зря - в салоне на специальной подставке шипели два бокала с шампанским. Жаклин улыбнулась - после церкви! игристое вино! с утра! - и посмотрела на штурмана, который чуточку задержался снаружи, как ей показалось.
gaurven: (melody of love)
Мадам де Брюи, разбуженная засветло своей безупречной Роз, сидела в столовой и тщетно пыталась влить в себя крошечную чашечку кофе. Ей редко хотелось есть в такую рань, особенно после плохо проведённой ночи, а в эту ночь Жак уснула только после того, как раз десять разложила карточный пасьянс на забавной пудренице. Субретка забрала эту новомодную штучку из руки своей госпожи, далеко заполночь, когда услышала непонятный и тоненький писк. Пудреница пищала и моргала какой-то коротенькой красной полоской. Припомнив рассказы Аннет, служанка откопала в коробке длинный шнурок с двузубой торчащей вилкой и попыталась соединить так, как нарисовано на вложенной картинке. Включившись в загадочную дырку на стене, пудреница мелодично длинькнула и заморгала. Розмари поспешно накрыла её салфеткой, такая световая иллюминация её немного пугала.
Развернуть листок. )
gaurven: (horse_gun)
Надо было снизить темп, надо было пощадить и без того натёртую под повязкой ногу, надо было хотя бы отшагать взмыленных лошадей, надо было хотя бы смотреть, куда она несётся, сломя голову, но Жаклин плевать хотела на все эти мелочи. Даже получив второй раз веткой по лицу, от чего на глаза вмиг навернулись слёзы, она не остановилась. Влетев во двор, спрыгнула, бросила поводья и побежала наверх, остановившись только в гостиной и отмахнувшись от взволнованной таким состоянием хозяйки Розмари. Сапоги полетели куда-то в угол, шляпка отправилась следом, а Жак упала в кресло и прикрыла глаза рукой. Бессонная ночь, падение Джереми, внезапное предложение - всё это смешалось в один огромный клубок, разобрать который в данный момент у неё не было ни сил, ни желания.
- Кофе, Роз.. - устало произнесла она, не убирая ладони, - ..кофе, бренди и, пожалуй, всё. -
Развернуть листок. )
gaurven: (horse_gun)
Жак стремительно удалялась от побережья, чувствуя возрастающее раздражение. Нет, она положительно идиотка. Или это все мужчины подходят под такую характеристику? Боже, ну неужели что-то бы стало хуже, скажи ей Джереми о своём ранении до прогулки? Теперь понятно, почему он держал поводья в левой и всё-таки свалился с седла.
Она подхлестнула лошадь, и без того несущуюся во весь опор. Пегий где-то далеко впереди свернул, и мадам сосредоточилась на дороге. Если сейчас ещё и они полетят кубарем, она точно сломает шею. И себе, и лошади.
Однако, как ни торопился Боб, возраст и прыть его немного уступали капризной кобыле, неустанно подгоняемой седоком. Отпечатавшиеся лошадиные следы впереди свернули вправо, потом вильнули вбок, потом свернули ещё раз - и Жак оказалась на развилке. Влево уходила тропинка с отпечатками копыт недавно проскакавшего Боба, огибавшая большой зелёный луг с подстриженой травой и какими-то флажками. Прямо виднелись низенькие воротца с какой-то надписью. Пегаш как раз был где-то на середине пути в обход лужайки, огороженной сеткой. Жак не стала раздумывать, и не останавливаясь, послала лошадь вперёд. Воротца были смешной преградой: перелетев их, кобыла приземлилась, взрыв землю и траву, и поскакала дальше. Ага! Она как раз успеет перехватить это чучело на конце отрезка...
Выскочивший откуда-то человек в смешном пенсне и со странной палочкой в руках, а также маленькая безлошадная повозка (странно, жужжит, но не дымит?) только прибавили прыти вороной. Мадам мало обращала внимание на оставляемые ею разрушения в травяном покрове. От последнего флажка лошадь шарахнулась, и воротца на выходе пролетела немного по-диагонали, едва не снеся боком какой-то куст. Ветка хлестнула Жак по щеке, однако всё это были мелочи: из-за последнего поворота сетчатого забора им навстречу выруливал Боб, задрав хвост. Осадив кобылу почти вплотную, Жаклин чуть не нырнула носом вниз, но поймала болтавшийся повод этого мосластого мерина. Торжествуя, как будто это был праздничный петух, зарытый по шею в песок на воскресных лошадиных гонках, она повлекла Боба за собой.
Тот вначале протестовал, но потом уткнулся носом в кобылий зад и позволил тащить себя в обратном направлении.
Люди, выбежавшие из ворот, успели увидеть его задранный хвост, скрывающийся в зелени.
gaurven: (soledad)

And if I told you that I loved you
You'd maybe think there's something wrong
I'm not a woman of too many faces
The mask I wear is one

Well, those who speak know nothin'
And find out to their cost
Like those who curse their luck in too many places
And those who fear are lost

***


Когда дверь захлопнулась,  Жак подняла глаза на Джереми. Она дрожала, но мысленно уговаривала себя не плакать. От ярости. От ярости и невыносимого чувства беспомощности. От того, что она женщина. Жен-щи-на. Существо без права сбросить этого невыносимого мужчину с лестницы.
И ещё внутри неё ледяной иглой уместилось чувство, которому она не успела отдать отчёта. Она... боялась. Боже мой, не самого графа, нет - разве подобный игрок способен поднять руку на леди, как бы ни были изощрённы его мстительные планы? Она боялась за..
Не дав себе ощутить и додумать этого до конца, Жаклин произнесла, не опуская глаз, тихо, но отчётливо:
- Да, конечно. Что ты хочешь узнать, Jeri? - совершенно неосознанно произнеся его имя на французский манер с ударением на последний слог. Слёзы упорно блестели на ресницах, но она загоняла их назад. Не смей реветь... глупая, сентиментальная, вспыльчивая корова.. не смей!

August 2017

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223 242526
27 28293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 01:01 am
Powered by Dreamwidth Studios