gaurven: (moon)
Начальник охраны поймал доктора Рено в вестибюле, и пока они вместе поднимались на лифте, доложил обстановку. На территории госпиталя больные не обнаружены, записи видеонаблюдения просматриваются, дежурные клянутся, что не отходили ни на минуту.
- Я предупреждал, не брать на работу людей с вредными привычками, - ворчал Рено, нашаривая карточку, отпирающую дверь. - Даю левый коренной зуб, что кто-то выходил покурить. -
Уже в отделении его поймала старшая сестра, и просматривая на ходу истории болезни, доктор отмахнулся довольно невежливо, ткнув пальцем в электронное досье недавно госпитализированного мага с контузией:
- Этих - вон отсюда, показатели в норме, палату освободить, оборудование обесточить. Страховая с нас сдерёт три шкуры. Заодно уточните у господина Анвилла, где может находиться мадам де Брюи, кроме своего отеля. -
Дугласу он уже позвонил из машины, чем привёл того в искреннее  негодование. "Халявщик несчастный, теперь звонок в шесть утра для него нечто из ряда вон выходящее", - беззлобно подумал Жан. Однако, в гостинице мадам де Брюи не было.
Войдя в свой кабинет, доктор Рено ткнул пальцем кнопку включения чайника и принялся набирать телефон Харриса, прислушиваясь к звукам закипающей воды.
gaurven: (moon)
Доктор Рено как раз приступал к просмотру очередного сна, когда телефонный звонок самым непозволительным образом отвлек его от этого увлекательного занятия. Жан очнулся только на полу, с зажатой в руках зажигалкой в виде карманного пистолета, максимально далеко от окна... выдал спросонок пару-тройку своих излюбленных выражений, включил ночник, нацепил очки и схватил трубку. Звонили из госпиталя. Ну конечно, а откуда еще, скажите на милость, могли звонить в шесть часов утра? Из прачечной? Дежурный по отделению травматологии сообщал, что медсестра, собирающая утренние показания приборов и материал для лаборатории, обнаружила отсутствие одной из пациенток. Пока проверяют здание и примыкающие территории, но...
Рено вздохнул. Надо было известить полицию, но это автоматически означало общение с Харрисом и его идиотами. Бросив коротко: "Ждите. Еду". И принялся одеваться.

Пока видавшая виды "Хонда" с помятой дверью добиралась по утренним улицам до престижного квартала, успели позвонить еще раз. Услышав фамилию беглянки, Жан едва не зацепил фонарь. Черт бы побрал эту мадам де Брюи! Уже на парковке госпиталя раздался третий звонок. Недавно прооперированный матрос с торгового судна тоже исчез.
Рено раздражённо хлопнул дверцей автомобиля и зашагал к госпиталю.
gaurven: (trou)
"Отпустите меня в Гималаи!.." (с)

Остаток дня прошёл как-то невнятно, и даже вечерний визит доктора Альян не возымел на мадам обычного ободряющего действия. Она путалась в ответах, теряла слова и периодически забывала произошедшее. Такое чувство, будто какая-то мысль не давала ей покоя, мешая сосредоточиться и назойливо стучась в голове. Ужин, слегка смягчивший отношение Жак к местной кухне (хотя перепелов они передержали!), пролетел быстро. Пора было укладываться в постель. Доверить свою шевелюру Роз мадам отказалась наотрез, решив терзать волосы сама. И пока она этим занималась, донельзя уставшая субретка, не выдержав, попросила разрешения лечь.
- Конечно, Роз. Иди, ложись. Я сейчас закончу и тоже лягу. -
Розмари помаячила немного для порядка, но глаза её закрывались. Смущённо улыбнувшись, она отправилась в свою часть палаты. Там была настоящая кровать, не кушетка. И даже вешалка для одежды, шкафчик для мелочей, тумбочка, ночник... Счастливая Роз облачилась в ночную сорочку и залезла под одеяло. Минуты не прошло, как девушка тихонько засопела, уснув.
А мадам не спалось. Уже тщательно расчесав волосы, она всё водила и водила по ним щёткой. Ко всему прочему, в палате оказался комар, от которого она долго отмахивалась, пока не пристукнула. Сон ушёл. Та-ак...
Наверное, Жаклин и в самом деле стало лучше, так как прежняя жажда деятельности, обыкновенно сопутствующая бессоннице, пробудилась с новой силой. Женщина улеглась в кровать, уставившись в потолок. Стараясь не ворочаться, чтобы не разбудить Роз, хотя та с устатка известная соня.
А ведь завтра ей только позволят вставать. Хотя она вставала уже сегодня. И что? Ещё три дня гулять по саду? По десять раз повторять собственное имя медсёстрам? И слушать, как Розмари читает этого занудного поэта Пьюшкина? "Буря мглою небо кроет, вихри снежные крутя. То как зверь она завоет.."
Es mio fiero!..
Жак будто подбросило на кровати.
Ей просто надо побыть одной. Не здесь, где на каждом шагу какая-нибудь назойливая приветливая физиономия. Просто.. побыть одной. Увидеть море.
Море...
- Я вытащил тебя из моря. Точнее, мы вытащили.Я и Халльгрим. Ты, как русалка, запуталась в сетях...
Конечно. Конечно же! С этого всё и начиналось. Ей просто надо..
..пройтись босыми пальцами по песку. Окунуть руки в воду. Услышать этот шорох набегающих волн. Вот тогда она всё вспомнит. Непременно.
Мадам поднялась, откинув одеяло. Мда. Уйти отсюда в этой, с позволения сказать, пижаме? Которая больше похожа на одежду для душевнобольных? Мелькнула мысль, и Жаклин улыбнулась едва-едва. Господи, в который уже раз она так поступает? Замученная дневными хлопотами Розмари даже не пошевелилась во сне, когда мадам снимала её платье с вешалки. Хорошо, что её субретка предпочитает удобные платья.. а не сверхмодные с тремя рядами крючков. Одевшись, Жак бросила взгляд на стенные часы. Боже, уже столько времени?! Сколько же она лежала без сна?
Завеса из палочек тихо прошелестела, когда мадам покинула палату, накинув на голову импровизированное подобие платка Роз. Нет, к лифту и коридорам даже с пропуском служанки она не пойдёт. Заблудится и попадёт в глупое положение. Надо попробовать через сад. Не может быть, чтобы там не было предусмотрено выхода. Или хотя бы лазейки для влюблённых... Стеклянные двери, открывавшиеся автоматически, Жак обошла стороной. Рядом маячило приоткрытое окно. Конечно, все эти механические штучки хороши, но когда надо тщательно проветрить помещение, лучше приоткрытого окна всё равно ничего нет. Примерившись, мадам быстро огляделась, вскарабкалась на подоконник и спрыгнула. Туфли мягко зарылись в землю, прошелестели юбки. Замерев, Жак прислушалась. Тишина. Стараясь избегать освещённых мест, женщина двинулась к изгороди.
gaurven: (melody of love)
Розмари старалась, выбирая для своей госпожи самое вкусное, но та разочаровала служанку, отказавшись от пищи. Более того, потребовала сопроводить её в сад. Несмотря на все возражения и протесты. Роз раздумывала уже, не попросить ли помощи у медсестёр, когда мадам решительно поднялась и направилась к выходу из палаты. Субретка кинулась следом, пытаясь уговорить Жаклин отказаться от своего намерения, но та была непреклонна. Хотя и бледна.
- Сколько можно лежать, Роз, - раздражённо бросила она, распахивая стеклянную дверь цокольного этажа. Благо, ни охраны, ни дурацких моргающих датчиков тут не было. Очевидно, сад хорошо охранялся сам по себе, не было надобности в дополнительных средствах. Добравшись до широкой скамьи, мадам со вздохом опустилась на неё, запахнув накинутый поверх больничной пижамы шёлковый халат. Благо, скамья напоминала нечто вроде шезлонга, имела удобную спинку и подлокотники. Устроившись поудобнее, Жак вдруг обнаружила, что сжимает в руках карту. Кажется, во время сборов колода рассыпалась... или это было раньше? Всплыли обрывки давешнего гадания, и она сдавленно рассмеялась. Сибилла! Как будто нет другого способа сойти с ума. Гадать Альранте! В ней вспыхнуло что-то, загорелось ярким цветком, и тут же угасло. Да. Да, она помнила... Это она помнила. Более чем хорошо. Однако что-то грызло её исподволь, изнутри, не давая покоя. Что-то, в чём господин граф играл не самую положительную роль, но вспоминавшееся лишь чередой смутных ощущений. Жаклин взглянула на карту ещё раз. Рыцарь Жезлов. Выпавший случайно?
...это молодой человек, в котором Вопрошающий видит родственника или друга, готового помочь.. он честен, не самолюбив и заслуживает доверия; человек, готовый чем-то пожертвовать ради вас..
- Прости меня, Аль... - прошептала Жаклин, сжимая карту в ладони, - Пожалуйста... -
Мадам прикрыла глаза и прилегла на импровизированный шезлонг. Думать было выше её сил. Дыхание выровнялось, но изредка ресницы чуть вздрагивали, а с губ летел тихий вздох.
Ожидание... ты беспощадно.
gaurven: (melody of love)
Другое крыло располагалось в цокольном этаже, выходило во внутренний двор окнами - фактически, в большой огороженный сад. И палата, в которую переселили мадам, больше напоминала комнату: не такая стерильная, стены покрашены в мягкие пастельные цвета, вместо узких загораживающих окна лент - лёгкие занавеси. Цветы, зелень, маленький фонтанчик тихонько журчал, гоня воду на крохотное мельничное колесо, и где-то щебечут птицы.
Пока помощники Лю Си возились с мадам, пожелавшей во что бы то ни стало идти пешком (как унизительно, когда тебя везут на каталке!), прочий обслуживающий персонал перенёс в палату гирлянды, и даже полуувядший букетик незабудок был подобран и поставлен в маленькую вазу.
В этой палате был небольшой коридор, позволяющий пациенту чувствовать себя более уединённо, и не вздрагивать от внезапно влетающего врача. Роль двери между коридором и палатой играла шуршащая занавесь из коротеньких палочек, подвешенных на нитки. Когда кто-то проходил этот искусственный водопадик, палочки тихо-тихо стукались друг о друга, рождая мелодию, очень гармонично вплетающуюся в журчание фонтанчика и пение птиц.
Оказавшись, наконец, внутри, Жак вздохнула.
- И что вы меня сразу сюда не отправили? - располагаясь на широкой кровати, спросила она.
Лю Си вежливо отговорилась распоряжением лечащего врача, ещё раз проверила, действует ли вся аппаратура, положенная для подобного помещения, устроила пациентку поудобнее, и удалилась.
..да, в этой части отделения питание приносили прямо в палату. Без беготни по коридорам. Тоже удобно. Это обнаружила Розмари, собравшаяся было принести мадам что-нибудь вкусное.
gaurven: (mermaide)
Почти сразу после того, как монсеньор Мэдиган покинул палату, пришла сестра Вонг. Улыбнувшись, просмотрела все показания приборов, отстегнула последний поводок, померила мадам пульс, прослушала, задала несколько стандартных вопросов и исчезла. Розмари, покинувшая палату, чтобы забрать еду для себя и Жаклин, вернулась с большим подносом.
- Роз, как ты это всё донесла? - нахмурилась Жак и поднялась было, чтобы встать с постели и помочь субретке протиснуться в дверь. Руки-то заняты. Та запротестовала, и неожиданно дверь поддержали снаружи, вслед за этим раздались негромкие мужские голоса, потом мелькнула Лю Си, и в палату вместе с Розмари вошли двое юношей... с гирляндами цветов!
Боже мой, это же шиповник! Какие плети..
Присмотревшись, Жаклин убедилась, что это всё же розы, но настолько похожие на свою дикую разновидность, что немудрено было и перепутать. Алый и белый... Палата наполнилась благоуханием. Не обращая особенно внимания на обитателей палаты, молодые люди быстро и со сноровкой украсили помещение, вручили Розмари букет маргариток, а мадам - узкий белый конверт, и удалились. Когда дверь закрылась, женщины переглянулись.
- Мадам, всё остывает! - всполошилась субретка, очнувшись от созерцания и принимаясь расставлять содержимое подноса. Приборы оказались грубоваты, и было их очень мало, но ничего не поделаешь. Пока Розмари пристраивала тарелки на специальном откидном столике, Жаклин вскрыла конверт. Как любопытно...
- Альранте, ну конечно... как я сразу не догадалась, - со вздохом усаживаясь для принятия пищи и откладывая добытую из конверта карточку на поднос, проговорила мадам.
Кто ещё знает, что это мои любимые цветы, да ещё в таком сочетании красок... Как странно. Как странно, будто она ожидала кого-то ещё.
Пытаясь отвлечься от навязчивой мысли, она подвинула к себе тарелку. Посмотрела на содержимое. Так, то что здесь зовётся супом, она есть не будет... посмотрим, что за следующее блюдо.
- Ой, что это, Розмари? - мадам потыкала вилкой странный свёрток, пахнущий вроде бы вкусно. На артишок не похоже, на виноградный лист тоже...
- Это голубцы, так сказала мадам, которая развозила обеды, - пробормотала Роз, смущаясь, - То что сверху, это капуста. -
- Мы питаемся, как какие-нибудь крестьяне, - подмигнула Жаклин. Нет, цветы определённо подняли ей настроение, хотела она этого или нет. Подцепляя на вилку очередной кусок норовившего рассыпаться яства, Жак пошутила, глядя на такие же мучения Розмари:
- Первое, что закажу, когда меня выпишут - перепелов на шпажках. -
На шпажках...
шпа..
Она вздрогнула, выронила вилку и уставилась на левую ладонь. Какова была связь между шпагой и царапиной на её руке, почти зажившей, Жак не понимала. Напрочь не понимала, но затрепыхавшееся сердце и холодный комок где-то в солнечном сплетении говорили обратное.
Как странно...
gaurven: (moon)
Рено почти закончил обход. Почти - потому что оставалось зайти к тому товарищу с огнестрельным ранением, которого они штопали с Ваналпи. Оная изъявила желание навестить пациента, дабы удостовериться, что ресурсы, время и силы ийлане потрачены не зря. Иными словами, посмотреть, не угробили ли его после операции. Проспав четыре с лишним часа, доктор был свеж и сиял едва намечающейся щетиной на подбородке. Сонный Блю, хоть и привыкший к режиму сосуществования с негуманоидной подопечной, зевал. Втихомолку, конечно. Пройдя в палату, врачи принялись изучать основные показатели жизнедеятельности. Рено едва не удивился, отметив на редкость стабильный сердечный ритм, на что Ваналпи безапелляционным тоном заявила, что это заслуга исключительно воздействия кардиостимуляторов.
- Но пролонгировать? Как это удаётся? - Жан поправил очки, съехавшие к кончику носа. Похож на студиозуса, ей-богу.
Ийлане обрела вид невозмутимый и непроницаемый. Однако по отставленным большим пальцам было видно, что Ваналпи довольна.
Экспериментаторы.. внедряют новые разработки и пробуют на нас.. ах, черти хвостатые!
Рено мысленно поворчал, потом мысленно же улыбнулся.
Так работает... и вроде хорошо работает. Ну-ну..
Осмотрев пациента довольно бесцеремонно, ийлане квакнула и удалилась. Блю, едва поспевавший за своей вроде бы неповоротливой компаньонкой, пробормотал:
- Говорит, хороший.. экземпляр, - после чего церемонно откланялся и вышел. Рено покхекал. Перечёл сводную. Подумал. Очень хотелось домой.. но это не должно мешать работе. Ни-ког-да.
- Пожалуй, подержим его здесь, Ирина Геннадиевна. На случай возможного ухудшения. Всё-таки сложная операция, - он черкнул несколько строк в карте, подумал, написал ещё.
- Если можно, свяжитесь с его начальством, - Жан подмигнул Ирине.
Обыкновенно такие молодцы спрыгивают с койки и рвутся в бой, едва глаза разлепив. А мы потом их по частям собираем... не помешает его авторитетно пришпилить.
gaurven: (moon)

Отправив последнее распоряжение, Жан устало откинулся на спинку стула. Телефон не звонил. Он искренне понадеялся, что в таковом состоянии проклятое изобретение человечества пробудет хотя бы четыре часа. Да, мистер Мэдиган с пожеланием младенческого сна мог попасть в точку.
Стареешь, приятель... когда ты выслеживал аббата Бузони с однозарядной "Элизабет" на крыше, то не спал двое суток, и потом ещё машину вёл.
Кушетка, на которой предполагался отдых, была коротковатой, но два стула с лихвой восполняли недостаток площади, и, покончив с импровизированной постелью, Рено достал из шкафа маленький чемоданчик. Отщёлкнул замки. Посмотрел внутрь, на блестевший ухоженный металл. Вздохнул.
Ностальгия, чёрт побери. Сейчас такого уже не делают.. всё пластиковое, стерильное, одноразовое...
Он привычным жестом извлёк из чемоданчика бритвенный прибор и принялся намыливать кисточку. Рено всегда брился на ночь. Искренне не понимая тех мужчин, которые делали это по утрам. Синюшные индюшачьи подбородки.. бррр! Нет, щетина должна быть грамотно выдержанной, иначе это не щетина, а бог знает что.
Включив лампочку над зеркалом, он принялся бриться. И что он будет делать, когда эта опасная сломается?..
gaurven: (soledad)
Утро как утро. Суматошное. Непонятное. Каким ещё может быть утро, когда ты в больнице, а кругом суетится обслуга?.. Медсестра, разбудившая Жаклин в шесть утра для снятия показаний и взятия различных проб, наткнулась на вполне естественное возмущение. Розмари, помогая мадам справиться со всеми необходимыми процедурами, тихонько радовалась и немножко молилась. Раз мадам начала ворчать... то всё не так страшно, как кажется. Капельницу с питательным раствором сняли.
- У меня от ваших иголок все руки в синяках, - недовольно сказала Жак, растирая локоть, на который налепили какую-то мерзкую липкую тряпочку. Медсестра только улыбнулась, привычная к подобной реакции. Потом принесли завтрак - к нему чрезвычайно подходило определение "лёгкий". В желудке его почти не чувствовалось.
- Когда меня выпишут, придётся сменить половину гардероба, ибо он будет болтаться на костях, - поморщилась мадам, глядя на пустую тарелку. - Кстати, когда меня выпишут? Мне здесь смертельно надоело. -
Ох уж эти пациентки, стукнутые на голову... не успела отлежать сутки, а уже надо бегом домой.
Развернуть листок. )
gaurven: (soledad)
Жаклин рывком проснулась. Провела рукой по постели и тихо позвала:
- Аль... -
Ладонь скользнула по гладкой простыне, ничего не найдя.Тишина. Что-то странно тикало, совершенно непохоже на часы, но больше сравнить не с чем. Вокруг было темно, правда, тьма не была непроницаемой, но глаза приспосабливались долго. Внезапно скатившаяся слезинка оставила на щеке мокрую дорожку. Как странно... Почему? Её не оставляло ощущение пустоты, так бывало всякий раз, когда Альранте исчезал среди ночи, дождавшись, пока она заснёт. И она всегда просыпалась слишком поздно. Вот и сейчас...
Развернуть листок. )

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
91011121314 15
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 04:44 am
Powered by Dreamwidth Studios